Монахова Соня


История семьи

Сложно уместить в пару страниц историю целой семьи. Еще труднее откровенно рассказывать о том, что для тебя важнее всего на свете. Семья.

У меня долгое время не получалось родить ребенка, и я думала, что в моей жизни вообще никогда нормальной семьи не будет. Поэтому чудо рождения дочки Софьи перевернуло все и в моей душе, и в моей жизни и, как мне кажется, в жизни некоторых людей, которые меня окружают.

Когда родилась моя дочь, я жила в другом городе и была замужем за другим человеком. Пусть то, что тогда было, останется в прошлом. Все плохое забывается со временем. Время вообще мудрее нас. Но тогда множество стрессов и послеродовая депрессия сыграли, как мне кажется, свою роль. Правда, проблемы в развитии дочки стали заметны далеко не сразу. Она развивалась и росла точно так же, как и все другие дети. И первый зубик, и первое слово, и первый шаг – все было «как у людей». Я разошлась с мужем и растила ребенка одна. И если бы не моя мамочка, мне было бы очень и очень тяжело.

 

В детский сад мы пошли с не очень большим желанием. Соня привыкала небыстро. Но все же постепенно привыкла. А потом начались изменения. Те родители, детям которых поставили диагноз ранний детский аутизм, меня поймут. Когда постепенно ребенок теряет почти весь словарный запас, когда взгляд дочки обращен то внутрь себя, то блуждает по сторонам и ты, как ни стараешься, не можешь его поймать.

Диагноз был для меня потрясением. Это был удар под дых. Я ходила постоянно под давлением какой-то страшного уныния. Чувство вины грызло меня, словно из-за какого-то моего упущения Соня стала такой.

К сожалению, коррекционной группы в садике не было, и меня вынудили согласиться на то, чтобы я перевела дочку на домашнее воспитание. Во всем нам помогала бабушка. Конечно, если бы мне предложили такое сейчас, я бы боролась до конца. Но тогда была неопытной и подмахнула бумаги в отчаянии.

Впереди я не видела никакого просвета. И все же перелопачивала Интернет, читала про аутизм все, что попадалось под руку, ездила по врачам и молилась. Но, откровенно говоря, меня мало кто поддерживал. Повторять то, что мне предлагали сделать, чтобы «жить, как все нормальные люди и не маяться» я не хочу. Это лишняя боль.

Каждый день после работы я старалась дать бабушке отдохнуть, брала дочку и вела ее на прогулку, говорила с ней. А Софья в это время смотрела на облака, на животных, на дома. Но только не в глаза. Безмятежное лицо, как я потом прочитала, «лицо принца», почти не меняло своего выражения. Но я тормошила ее, разговаривала, пела песни. Петь многие детские песни Соню научила и ее бабушка, музыкальный педагог. В результате Софья до сих пор поет песенки, знает почти всего Чуковского наизусть, научилась правильно играть в игрушки, практически самостоятельна в быту.

Софья очень любила машины, и благодаря им мы выучили цвета и счет. Просто смотрели на проезжающие машины и считали их. А потом я говорила «Какого цвета машина?» и дочка отвечала. Если она затруднялась, я говорила ей цвет и просила повторить. Учила просьбам, фразовой речи, навыкам самообслуживания. А взгляд старалась фокусировать сначала через зеркало, когда мы вместе сидели у зеркала, и я ловила взгляд Сони, а потом держала ее лицо в своих руках и снова ловила взгляд. Честно говоря, мне было трудно представить себе, что же нас все-таки ждет в будущем. Я все еще была в унынии, хоть и старалась этого не показывать. Однажды решилась заполнить анкету на сайте знакомств, хотя и понимала, что мне там искать нечего. И вот однажды появился человек, с которым все стало иначе, легче и проще. Так я познакомилась со своим мужем Александром.

Так с чего же началась история моей семьи? Честно говоря, точно не могу сказать. Ведь я в тот момент родилась заново, причем, в буквальном смысле. На тот момент, когда мы уже собрались съезжаться, и я готова была паковать чемоданы и переезжать с дочерью в Череповец, врачи поставили мне страшный диагноз. Еще одно потрясение. Еще одна боль. И растерянность. Как быть?

Но я решила не сдаваться. После операции и восстановительной терапии во мне что-то начало меняться, очень медленно, постепенно я начала превращаться в оптимистку. Это было настоящим перерождением. Я поняла, что мне дан второй шанс и надо просто радоваться жизни, и тому, что у меня есть семья и ребенок, а полностью ли он здоров или имеет какие-то проблемы – это все было уже не так уж и важно. Ценить то, что имеешь, радоваться каждому дню, каждому приятному моменту. Или хотя бы пытаться это делать, если уж совсем плохо, вот это и стало главным. Муж не оставил меня в беде, он меня выходил, кормил с ложечки, поднял на ноги, и к дочке отнесся, как к родной. А потом жизнь потекла по своему руслу. Работать я уже не могла, все свое время посвящала семье, дочери, ее занятиям. И сейчас продолжаю это делать. Два раза ездили на лечение в центр «Прогноз» в Санкт-Петербурге, еще два раза в Институт мозга имени Бехтерева, на обследование, лечение и транскраниальную микрополяризацию. Оба курса прошли успешно, небольшие улучшения явно прослеживаются.

К сожалению, освоить речь в полной мере Софье пока не удалось, хоть мы и работаем над этим. Она может читать стихи, петь песни, высказывать просьбы и пожелания, ответить на мои вопросы, у нее большой пассивный словарь, она знает буквы и цифры, читает по слогам, считает на калькуляторе, любит складывать пазлы, вырезать что-нибудь из бумаги, готовить салаты, и помогать мне в уборке. Так же третий год мы ездим на ипподром, занимаемся иппотерапией. Софья уже освоила шег и рысь. Очень любит лошадей. На уроках труда сейчас ей понравилось выпиливать по дереву. И вообще она очень любит помогать папе, подает шурупы, инструменты во время каких-то работ по дому. А еще Софья любит гостей принимать у себя дома, и всегда помогает мне накрывать на стол.

В школе пока что мне приходится сидеть с ней рядом на уроках русского языка и математики, потому что с письмом у нас тоже пока что не очень. Но на других уроках Соня занимается сама. Надеюсь, что постепенно она привыкнет справляться самостоятельно.

Вот такая история. Семья у нас небольшая, но самое главное, по-моему, в любой семье, это любовь и уважение. Конечно, тяжело даже свыкнуться с мыслью, что твоему ребенку грозит или уже поставлена инвалидность. Это всегда шок. Но, если руки не опускать, не замыкаться в себе, стараться заводить новые знакомства, общаться, все будет хорошо. Просто теперь дан шанс показать все, на что ты способен. Началась новая жизнь.

Меню